Boris Yarmakhov (yarmakhov) wrote in ru_wodehouse,
Boris Yarmakhov
yarmakhov
ru_wodehouse

Wooster as a Hoochie Coochie Man.

В фильме Вустер много поет. Поет, довольно прилично подыгрывая себе на фортепиано. Он делает это чуть ли не в каждой серии, в случае необходимости призывая себе на помощь безотказного и универсального Дживса. Помощь эта требуется уже в первой серии.




Вот полный текст этой песни.
Folks, now here's the story 'bout Minnie the Moocher,
She was a red-hot hootchie-cootcher,
She was the roughest, toughest frail,
But Minnie had a heart as big as a whale.

Hi-de-hi-de-hi-di-hi!
Ho-de-ho-de-ho-de-ho!
He-de-he-de-he-de-he!
Ho-de-ho-de-ho!

Now, she messed around with a bloke named Smoky,
She loved him though he was cokie,
He took her down to Chinatown,
He showed her how to kick the gong around.
Now, she had a dream about the king of Sweden,
He gave her things that she was needin',
He gave her a home built of gold and steel,
A diamond car with a platinum wheel.
Now, he gave her his townhouse and his racing horses,
Each meal she ate was a dozen courses;
She had a million dollars worth of nickels and dimes,
And she sat around and counted them all a billion times.

В фильме Вустер поет только первый и третий куплет - и резонно жалуется Дживсу, что в плане смысла в ней "ваще ничего не понятно". Кто такие эти хучи-кучи, например?
Обратимся к истории создания песни. В этой ее версии песня была создана в 1931 году великим и могучим Кэбом Кэллоуэем – самым танцующим бэндлидером эпохи свинговых оркестров, прославившим своими выступлениями знаменитый нью-йоркский клуб Коттон. Вот как она звучала в его исполнении.



Для Кэллоуэя эта песня стала больше чем песней. Она была фишкой, с которой было неразрывно связано звучание его оркестра. Знаменитый скэт, сделанный Кэлллоуэем в традициях call and response – когда солист пропевает строку, а затем ее воспроизводит весь хор (в фильме роль хора мастерски исполнил Дживс) – Кэллоуэй сочинил случайно. Во время выступления на радио он просто забыл слова одного из куплетов и начал петь ди-ди-ди-ди-ди. Находка оказалась удачной, и в таком виде песня пошла в народ.
Изначально песня "Minnie the Moocher" сочинялась в качестве полу-кавера, полу-пародии на популярную в 20-х годах, неизвестно кем сочиненную, исполняемую самим Армстронгом песню "Willie the Weeper" c вот таким вот текстом.
Willie the Weeper

Did you ever hear the story of Willie the Weeper?
He had a job as a chimney sweeper,
He had the habit, and he had it bad.
Listen, while I tell you 'bout the dream had.

He went to a hop-house the other night
Where the lights were always shining bright.
Guess he smoked a dozen pills or more;
When he woke, 'twas on a foreign shore.

The Queen of Sheba was the first he met,
She called him her darlin' and her lovin' pet.
She gave him a fancy automobile
With a diamond headlight and a golden wheel.

He landed with a splash, in the river Nile
A'ridin' a sea-goin' crocodile.
He winked at Cleopatra, she said "Aint he a sight!
How about a date for next Saturday night?"

He went to Monte Carlo, where he played roulette
He couldn't lose a penny, and he won every bet.
He played and he played 'till the bank went broke
Then he turned around, and took another smoke.

He went off to Turkey, by special request,
He stayed 7 years, as the sultan's guest
But when he got in with that harem crew
What was a poor fellah like Willie to do?

He had a million cattle and a million sheep.
He had a million vessels on the ocean deep.
He had a million dollars, all in nickles and dimes...
Well he knew it 'cause he'd counted them a million times.

He landed in New York, one evening late
He asked his sugar to make a late date.
He started to kiss her, then he made her pout
When...bing,bang,bing...the dope gave out.

Now this is the story of Willie the Weeper
He's got a job as a chimney sweeper.
Some day a pill too many he'll take
And dreaming he's dead, he'll forget to wake.


Неизвестного "Хныкальщика Вилли", курившего опиум, имевшего с этого многочисленные приходы и в назидание всем наркоманам умершего от передозировки сменяет Minnie the Moocher и ее дружок Smoky. Вообще эти Минни и Смоки были для Кэллоуэя эдакой сладкой парочкой (чем то наподобие Масяни с Хрюнделем) и кочевали у него из песни в песню.

Смоки – парень, явно не отягощенный моральными принципами. О нем известно, что "he was cokie" - то есть употреблял кокаин, а еще и пристрастил к нему бедную Минни (showed her how to kick the gong around).

Что же мы знаем про Минни? Прежде всего то, что она "крутая чувиха" (roughest, toughest frail), с сердцем, "большим как у кита" (had a heart as big as a whale), а так же то, что от своего предшественника Вилли она унаследовала способность путешествовать в состоянии транса (отсюда возникает Шведский король, который кормит Минни до отказа и всячески ее ублажает).

А еще мы узнаем, что Минни была "red hot hoochie-coochie". Тут возникает неувязочка. Мы то знаем, что Хучи-кучи мэн – это у нас Сергей Чиграков aka Чиж. Кто же такая хучи-кучи вумен?

Выясняется, что история давнишняя. В восьмидесятых годах девятнадцатого века в США появилась мода на "псевдовосточные" танцы. Известна дата, (с точностью до дня - 13 октября 1893 года), когда танцы хучи-кучи вошли в американскую поп-культуру. Произошло это на всемирной ярмарке в Чикаго, которая была призвана с помпой отметить четырехсотлетний юбилей открытия Колумбом Америки.

Частью действа должны были стать представления народов мира, которые были срежиссированы как танцевальные номера с азиатским и африканским колоритом, исполняемые представительницами всех рас, которых удалось найти для этого шоу. Судя по всему, танцы эти представляли из себя нечто среднее между танцами живота и стриптизом. Одеты при этом танцовщицы были в короткие юбки (сами эти юбки до сих пор называются "hoochie skirts").

В отличие от европейской традиции с ее мощнейшей карнавальной культурой, сложившейся еще в Средние Века, у белых американцев такого эмоционального выхода в виде фольклорных карнавальных форм не было (о психологических подоплеках карнавала много и хорошо писал М.М. Бахтин в своей книге Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса). Американский пуританизм был регулятором настолько суровым, что замужние женщины практически не показывались из дому, а если это и делали, то должны были быть одеты так, чтобы не давать никаких поводов для кривотолков. Единственным развлечением в маленьких городишках были так называемые Ladies' Lines – то есть маршрут, по которым женщины и девушки ходили из дома в церковь и обратно. В дни служб на их протяжении выстраивались зеваки в надежде(!), что поднявшийся порыв ветра слегка задерет длинную юбку проходящей девушке и им удастся увидеть ее лодыжку (!) А тут почтенной публике показывали номера, где танцовщицы выступали практически полуголыми.

Сохранился фильм, датированный 1890-ми годами. На нем запечатлен хучи танец классика жанра - некоей Фатимы по прозвищу Little Egypt.


Кстати, под псевдонимами египтянок на американских ярмарках как правило танцевали цыганки, откуда и пошло английское название этого народа (gypsy).

Слово Hoochie уже в 1870-х годах в Штатах означало "самогон"; произошло оно от названия эскимосской местности Hoochino (что, в свою очередь на местном наречии означает "форт бурого медведя"), где этот самогон и производили. Именно на эту версию обращает внимание своего хозяина Дживс, когда тот просит объяснить ему, что такое "Hoochie-Coochie".

"Coochie" , скорее всего, произошло от французского "Сoucher" - "трясти" и поначалу означало юбку. Вскорости "Сoochie" помимо юбки стало означать еще и то, что находилось под ней, а выражение "Hoochie-coochie" помимо танцевального смысла, стало означать еще и секс – так что Кэб Кэллоуэй, называя Минни "Hoochie Coochie", явно намекал на непрочность ее нравственных устоев. "Hoochi Coochie Mamma" в тридцатые годы уже означало проститутку.


Танцовщиц Хучи-кучи не любили прежде всего замужние женщины, справедливо полагая, что их мужья посещают хучи-кучи шоу отнюдь не из любви к искусству, из-за чего распалась не одна крепкая американская семья. Хучи-кучи танцовщицам стали приписывать способности к колдовству и, в частности, к умению привораживать мужчин (очень похожая история описана Виктором Гюго в романе "Собор Парижской Богоматери"). В 1920-х годах появилось понятие "Hoochie-Coochie Doctor" (которым могла быть как женщина, так и мужчина), которое стало означать человека, способного творить "любовные заговоры".

Американские пуритане девятнадцатого века гоняли танцовщиц хучи, как сидоровых коз и к началу Второй мировой войны традиция была изжита. Само понятие hoochie-coohie в отношении исполняемых со сцены "горячих" танцев просуществовало до 1931 года, когда в бродвейском шоу Минского не начало использоваться понятие, более точно отражавшее суть проиходящего - striptease. Так что, когда Мадди Вотерз спел в 1954 году блюз "I am a Hoochie Coochie Man" - это была уже ностальгия.

Традицию Хучи-кучи танцев привезла (произведя, тем самым полный фурор) в Европу в 1925 году Джозефин Бейкер - черная танцовщица из Иллинойса, прожившая всю жизнь в Париже. Ее знаменитый "банановый танец" (название произошло от пучка бананов, составлявших во время исполнения танца единственную деталь ее одежды) - есть ни что иное, как классический "хуч".



Такая вот история. Вустер всего этого мог и не знать, но Вудхаус (а с ним и Дживс) – явно догадывался.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments